Дагестанский государственный университет

Филологический факультет

Сайт ДГУ
Все факультеты

24.05.2019 ДЕНЬ СЛАВЯНСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ И КУЛЬТУРЫ

24 МАЯ ДЕНЬ 

  СЛАВЯНСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ  И КУЛЬТУРЫ

Духовные истоки славянской письменности

            Древнеболгарский  черноризец (монах) Храбр в своем  сказании «О письменах» с нескрываемой радостью писал: «Потом же бог человеколюбец, который правит всем и не оставляет человеческого рода без знания, но всех приводит к познанию и спасению, помиловал род славянский и послал им святого Константина Философа, названного [в пострижении] Кириллом, мужа праведного и истинного. И создал [он] для них тридцать письмен [букв] и восемь, одни по образцу греческих письмен, другие же в соответствии со славянской речью». Естественно, здесь речь идет о первой славянской азбуке. Возникновение славянской письменности связано с деятельностью двух братьев-греков Константина (Кирилла) и Мефодия, которые по поручению византийского императора Михаила III в IХ веке в княжестве Великая Моравия ввели славянское богослужение. Некоторые подробности возникновения славянской письменности таковы.

             В 862 (863?) году в столицу Византии  Константинополь прибыло посольство от моравского князя Ростислава. Ростислав хотел получить проповедников,  которые бы при богослужении  пользовались славянским языком, а не латинским.  «Житие Константина» свидетельствует: «Ростислав, князь моравский, по божьему наущению держал совет с князьями своими и моравянами, а потом послал к цесарю Михаилу, говоря: «Хоть люди наши язычество отвергли и держатся закона христианского, нет у нас такого учителя, чтобы нам на языке нашем изложил правую христианскую веру, чтобы и другие земли, глядя на это, уподобились нам. Так пошли нам, владыка, епископа и учителя такого». Великий моравский князь Ростислав, таким образом, был инициатором создания славянской письменности и богослужения в церкви на славянском языке. Здесь несомненна и политическая цель. По мнению А.М.Селищева, Ростислав хотел парализовать деятельность латино-немецкого духовенства, которое в Моравии было проводником влияния немецкого императора Людовика. Ученые считают, что у моравского посольства была и другая цель – желание заключить союз с Византией в противоположность союзу государства Людовика Немецкого с Болгарией.

              В ответ на просьбу моравского князя Ростислава Византия отправила в Моравию миссию, во главе которой были поставлены два брата-грека Константин и Мефодий. Руководящая роль в миссии принадлежала младшему и высокообразованному брату Константину, который в древних письменных памятниках за его образованность представляется Философом. Братья были уроженцами города Солуня, поэтому хорошо знали язык славян, живших в самом городе и в его окрестностях (здесь жили греки и славяне).  Более того, по свидетельству отдельных ученых, мать Константина и Мефодия была  славянского происхождения. Из напутственных слов византийского императора Михаила видно, насколько он ценил Константина и как он ему верил. Он, собрав собор, призвал Константина Философа и сказал: «Философ, знаю, что ты утомлен, но подобает тебе туда [в Моравию] идти, ибо дела этого никто совершить не может, только ты. Иди, взяв [c собой] брата своего игумена Мефодия. Вы ведь солуняне, а солуняне все чисто говорят по-славянски. Если захочешь, то может тебе дать [письмена] бог, что дает всем, кто просит без сомнения, и открывает стучащим». Конечно же, в Моравии Ростислав принял Константина и Мефодия с великой честью и, «собрав учеников, отдал их учить, и отверзлись по пророческому слову уши глухих, чтобы услышали слова книжные и ясна стала речь косноязычных» (из «Жития Константина»).

        Из древних письменных памятников, свидетельствующих о возникновении славянской письменности, прежде всего, следует назвать «Житие Константина» и «Житие Мефодия» на славянском языке. Оба эти памятника написаны лицом, которому хорошо были известны обстоятельства возникновения славянской письменности и деятельность в этой связи братьев Константина и Мефодия. В этих произведениях сообщается, что Константин еще до отъезда в Моравию составил азбуку для славянского языка и приступил к переводу на этом языке: «и тот [Константин], быстро создав письмена, и составив [из них] беседу евангельскую, отправился в Моравию, взяв с собой Мефодия» (из «Жития Мефодия»). В своей творческой деятельности Константин не изменил основы того славянского языка, который он знал (языка солуньских славян), так как этот язык был вполне доступен моравским славянам. Считается, что это был македонский диалект древнеболгарского языка. Во всяком случае, диалект этот принадлежит к болгаро-македонской группе.

       Кирилл и Мефодий в Моравии готовили священников из числа коренных жителей Моравии и делали переводы церковно-христианской литературы с древнегреческого на славянский язык. Такая деятельность братьев-греков была враждебно встречена со стороны латинского духовенства в Моравии, так как они утверждали в церкви латинский язык и письменность. Известно, что в таких обстоятельствах Константину и Мефодию пришлось отправиться в Рим, чтобы Римскому папе представить сведения о своей деятельности и получить его поддержку. По пути в Рим Константин и Мефодий в Венеции вели горячие споры с теми лицами, которые считали, что письменность законна только на трех языках – на еврейском, греческом и латинском. Они говорили: «Зачем нужны славянские письмена? Ведь не создал их ни бог, ни апостолы, и не существуют искони, как еврейские и римские и греческие, что существуют изначально и угодны богу». Константин же им отвечал: «Как вам не стыдно принимать во внимание только три языка, а прочие   народы и племена заставлять быть слепыми и глухими? Мы же знаем много народов, имеющих письмена на своем языке. Ведь известны [в этом отношении] армяне, авазги [абхазцы], иверы [грузины], сугдеи [аланы-персы], готы [крымские], авары, турки, хозары, арабы, египтяне, сирийцы и многие другие».  В спорах Константин доказал право каждого народа на свою письменность и законность этой письменности.

       В Риме папа Адриан II торжественно принял Константина и Мефодия. Он знал, что братья пользуются большим авторитетом среди славян и хотел с их помощью укрепить свое собственное влияние в славянских странах. Поэтому папа Римский признал славянскую письменность и славянский язык в литургии.  Константин из Рима не вернулся: заболел там и умер в 869 году в возрасте 42 лет. Незадолго до смерти он постригся в монахи и принял имя Кирилл.  Автор «Жития Константина» пишет о почитании римлянами святости Константина: «Повелел же апостолик всем грекам, которые были в Риме, и также   римлянам всем, собравшись, со  свечами петь над ним и такие похороны сделать ему, как делают самому Папе <>. Так и сделали. …Положили его в гроб, по правой стороне от алтаря в церкви святого Климента, где начали тогда происходить многие чудеса». Мефодий после смерти брата некоторое время работал в Паннонии, но по приказу немецких епископов был схвачен и посажен в тюрьму в Баварии, где он просидел более 2 лет.  Он вернулся в Моравию, сохранив сан епископа. Однако в Моравии к тому времени политические события сложились так, что деятельность книжников проходила в крайне тяжелых условиях.  Умер Мефодий в 885 году. После его смерти в Моравии противники славянской письменности добились у Римского Папы Стефана 5 запрещения славянского языка при богослужении в церкви. Ученики Мефодия были изгнаны из Моравии. Надо сказать, что после всех этих довольно мрачных событий особо благоприятные условия для славянской письменности сложились в Болгарии. Столица Болгарии Преслав в период правления Симеона (893-927) становится центром славянской книжности. Рукописи, изготовленные здесь, распространялись среди восточных славян (в Древней Руси) и  сербов.

           Некоторые ученые считают, что письменность у славян существовала еще до Константина и Мефодия. При этом они ссылаются на памятник, который называется «О письменах». Автором этого сочинения является упомянутый выше древнеболгарский  черноризец Храбр.  По сведениям Храбра, Константин по пути к хазарам [в одной из своих  миссий] в Херсонесе (Крым) встречался с русским человеком, который познакомил его с русскими буквами («рушкым письменем») и текстами. Исследователь Черных допускает, что эти тексты были написаны на древнерусском языке русскими буквами. Отсюда делается вывод, что на Руси еще до принятия христианства существовала христианская письменность, хотя многие ученые считают это бездоказательным. Другое дело, что еще до Моравской миссии Константин начал вводить у болгар письменность. Вот почему братьям удалось в кратчайший срок не только создать славянский алфавит, но и перевести с греческого на славянский язык Евангелие. 

       Важно то, с какой гордостью и патриотизмом черноризец Храбр говорит о значении письменности и о его создателях: «Ведь если спросишь книжников греческих, говоря: кто создал вам письмена или книги перевел и в какое время, то мало кто среди них (это) знает. Если же спросишь славянских книжников, кто вам письмена создал или книги перевел, то все знают и, отвечая, говорят: святой Константин Философ, названный Кириллом, он и письмена создал, и книги перевел, и Мефодий брат его».

         В  «Житии Константина» говорится: «Сев на корабль, направился [Константин] в Хазарию к Меотскому озеру и к Каспийским воротам Кавказских гор».  [Меотское озеро – это наименование Азовского моря,  а  Каспийские ворота –  обозначение Дербентского прохода в античной и византийской литературе].  Отдельные исследователи считают, что речь идет о Пантикапее  в районе Керчи, куда Константин действительно  мог попасть  морским путем.  Однако связь указанных в тексте ворот с Кавказскими горами делает предпочтительной первую точку зрения. К тому же, этот топоним явно в тексте означает конечную цель путешествия, а резиденция хазарского кагана –  Семендер – находилась, по мнению отдельных исследователей, недалеко от Дербентского прохода, на месте современного аула Тарки. Во всяком случае, далее в «Житии  Константина»  говорится о том, с каким почтением встретили Константина хазарский каган и вельможи его, сказавши: «(Самим) богом ты послан сюда для назидания нашего, и знание Книг в тебе – от него».

        Вопрос о том, какова же была славянская азбука, созданная Константином, достаточно долго был предметом споров и разногласий. Причиной споров  являются две совершенно разные славянские азбуки –  кириллица (по имени Кирилла-Константина) и глаголица (от славянского слова глагол «речь»). Кириллица в основном совпадает с древнегреческой азбукой, так как при ее создании Кирилл  за основу взял древнегреческую азбуку. Однако в кириллице имеются и такие буквы, которые обозначали звуки, отсутствовавшие в греческом языке. Глаголица же состоит из совершенно особых букв и не имеет явных сходств с другими алфавитами. Старославянские письменные памятники болгарского происхождения ХI века написаны и глаголицей, и кириллицей, но более поздние памятники написаны кириллицей. На Руси и в Сербии была известна только кириллица. Памятники же с западнославянскими чертами написаны глаголицей.  В некоторых частях Словении и Хорватии глаголица закрепилась до ХVII века.  Часть ученых считает, что первоначально название кириллица применялось по отношению к глаголице, позднее это название было перенесено на другую азбуку.  Возможно, подтверждением такой точки зрения можно считать и такой факт. Выше уже говорилось о том, в кириллице встречаются буквы для обозначения славянских звуков, отсутствовавших в греческом языке. Эти буквы, которых, естественно, не было в древнегреческом алфавите, были взяты, по мнению части исследователей, из глаголицы.     

        Византийский император Михаил III, отправляя Константина и Мефодия в Великую Моравию, наставлял: «Вера без дел мертва». Константин и Мефодий сделали великое дело, создав славянскую письменность, открывшую всем славянам свет и знания.

  

С праздником славянской  письменности и культуры!

 

                    Зав. кафедрой русского языка Самедов Д.С.



Вернуться к списку новостей